Среднеахтубинская пойма

Шелковые производства

В 1773 году по велению императрицы Екатерины II для поселения в Ахтубинскую долину было вызвано еще 1300 семей, давших начало селам Заплавное, Пришиб (ныне город Ленинск) и двум селам с названием Среднее и Верхнее Погромное. Позднее к заводу было приписано и село Средняя Ахтуба. Их еще называли «безродные городки». Жители всех этих сел должны были высаживать и разводить тутовые деревья, а их листья скармливать шелковичным червям до формирования кокона. Труд этот был очень тяжелым, все жители, от мала до велика, заготавливали тутовые ветки. Делать это надо было в весенний период, когда еще молодые веточки только распускались. В то же время заливалась пойма и тучи комаров одолевали крестьян. А черви ели корм непрерывно 30—40 дней. Все это время круглосуточно надо было подкладывать все новые и новые ветки. После того как коконы были готовы, женщины варили их в больших чанах, горячими вылавливали из кипятка, находили кончик нити и, прикрепляя у себя на поясе, вращались вместе с нитью. Крестьяне называли свой труд шелковой каторгой.

В 1799 году была образована Пришибенская волость, куда вошли все перечисленные села. Вся волость переводилась на производство шелковых коконов на дому, отдельно в каждом хозяйстве, с обязательной сдачей коконов на завод. Для этого вводились определенные льготы: давался надел земли в две десятины для выпаса скота, все посаженные деревья отдавались в их собственность, уменьшилась подать государству, сыновья освобождались от рекрутства (служба в армии 25 лет).

Дело в том, что ахтубинский шелк был очень хорошего качества. Первые килограммы были в свое время преподнесены царю Петру Алексеевичу в подарок, а позднее для Екатерины II из него была соткана орденская лента, которая царице очень нравилась. Да и вообще, шелка для царского двора требовалось очень много и приходилось закупать его за границей за большие деньги. Поэтому императрица самым внимательным образом следила за развитием ахтубинских шелковых заводов, была в курсе всех дел и событий, проходивших там. Позднее и другие русские цари пытались поддержать и поощрять шелководство на Ахтубе, но меры, принятые ими, были неэффективны. Ахтубинские плантации, стоившие им тоже немалых денег и не приносившие никакой пользы, отданы были жителям тех мест. Главный инспектор шелководства при царском дворе барон Биберш-тейн докладывал Александру I: «...Заводы, устроенные как частными людьми, так и казенными, приходят в упадок и остаются в бездействии. На ахтубинской плантации крестьяне до того пренебрегли шелководством, что при наступлении сроков сдачи в казну податей шелком покупали сырые шелковые пузырьки в Кизляре и привозили их на Ахтубинский завод для мотания. Озлобление их против шелкоделия дошло до того, что они нарочно убивают их соленой водой и уксусом. Крестьяне приписанных к заводу сел занимались всем чем угодно, но только не шелководством...»